18 декабря 2017, понедельник, 06:22

Город-невидимка из подполья

Екатерина ШАКШИНА, 12 июля 2017
Евгений БУРДЕНКОВ освещает фонариком тайны екатеринбургских революционеров. Фото: Алина ШЕШЕНЯ.

Этот город существовал как будто в параллельной вселенной. Екатеринбуржцы в начале ХХ века, в пору, предваряющую грандиозные социальные потрясения, не пересекались в своей обычной жизни с «пришельцами» из совсем иного мира, а если и встречались, то не подозревали в них «иных». Но это тоже был Екатеринбург — подпольный. На выставке «Мы с Полярной звезды» тот город вышел из тьмы подполья, преодолел вековую преграду времени и наглядно предъявил свидетельства своего тайного существования.

Музей истории Екатеринбурга (ул. К. Либкнехта, 26) и Управление культуры Администрации города Екатеринбурга 10 июля впервые представили посетителям эту новую экспозицию, посвящённую 100-летию Февральской и Октябрьской революциям. Среди первых экскурсантов были представители музейной общественности. Даже эти профессионалы, погружённые в историю столицы Урала, открыли для себя её неизвестные страницы. В вернисаже «Мы с Полярной звезды» приняли участие заместитель начальника Управления культуры Администрации города Екатеринбурга Татьяна ЛЕОНТЬЕВА и его главный специалист по музейно-выставочной деятельности Лариса ПЕТРОВА, отметившие исследовательскую и экспозиционную новизну выставки, интересную работу музейщиков по её воплощению.

Предметы из повседневной жизни Клавдии НОВГОРОДЦЕВОЙ и Якова СВЕРДЛОВА. Фото: Алина ШЕШЕНЯ.

Заведующая экспозиционно-выставочным отделом МИЕ Нинель БРИТВИНА подчеркнула, что в этой работе участвовала большая музейная команда. Это художники Наталья ХОХОНОВА и Пётр МАЛКОВ, главный хранитель фондов Наталья БОРОВИКОВА, фотограф Полина СТАДНИК и многие другие сотрудники разной специализации, все музейные службы. Первую экскурсию по «граду-невидимке» для нас провёл автор идеи выставки и её куратор Евгений БУРДЕНКОВ, заведующий научно-информационным отделом Музея истории Екатеринбурга.

А за полчаса до начала экскурсии, чтобы попасть на вернисаж, нам пришлось при входе в музей назвать пароль. Вот этот самый, который и стал названием выставки: «Мы с Полярной звезды». Тем, кто пароля не знал, вручали чистые бумажные квадратики без надписей. После «подпольной» обработки на листках проступили синеватые бледные буквы, написанные симпатическими чернилами: «Дайте десятый том Чехова» или «Что-то не видать «Дружеских речей». Оказывается, о месте встречи подпольщики договаривались таким конспиративным способом, например, в Библиотеке Софьи ТИХОЦКОЙ, которая сейчас зал МИЕ с экспонатами. Кстати, внучка владельца дома генерала А. Г. КАЧКИ, где расположен музей, Елизавета КАЧКА тоже была сочувствующей участницей подпольной работы. Если с Чеховым ясно, то вот «Дружественные речи» — издание многим нашим современникам незнакомое. Надо было порыться в газетах-журналах, а потом сказать про «Дружественные речи» — на самом деле совсем не дружественные: черносотенное издание. И тогда в ответ на эту фразу тихонько сообщали адрес явки. Можно было прийти и в парикмахерскую на Успенской улице, там за стрижкой-бритьём поинтересоваться: «Есть ли новости с Ирбитской ярмарки?» и получить тайное послание. Пароль «Я с Полярной звезды» ассоциировался и с одноимённым издательством и журналом, и с тайным обществом декабристов.

Революционеры-подпольщики с этих фотографий были известны по кличкам. Фото: Алина ШЕШЕНЯ.

Евгений Бурденков рассказал, что люди, занимавшиеся подпольной революционной работой, действительно могли восприниматься как пришельцы из параллельного мира. Выставка анализирует, представляет в документальных и бытовых предметных подробностях архетип такого екатеринбургского человека из подполья. Наш екатеринбургский подпольщик времён первой русской революции 1905 года и последующих революционных событий до сих пор не вошёл как образ персональными строчками в советскую мифологию о борцах-революционерах. Потому что огромное их количество перемололи жернова сталинских репрессий. Говорить об этом во времена тотальной коммунистической идеологии было невозможно. Научную работу историков тоже остановить невозможно. Выставка знакомит нас и с типичным образом екатеринбургского революционера — в инсталляциях-метафорах. И с конкретными личностями, о которых стало известно из архивных справок, донесений полиции и жандармерии.

Каждая грань объёмного, как афишная тумба, подсвеченного изнутри «короба» — цитата из Александра ГЕРЦЕНА, Михаила БАКУНИНА, Сергея НЕЧАЕВА… «Революционер — это человек обречённый…» — из нечаевского «Катехизиса революционера». Мы наглядно убеждаемся в справедливости этого изречения на выставке. Люди уральского революционного подполья — не только романтики не от мира сего, а сознательно отказавшиеся от многого свойственного человеку, даже от имени.

Музейная реконструкция марскистской школы, где подпольно просвещал «товарищ Андрей». Фото: Алина ШЕШЕНЯ.

Вот в витрине фарфоровые селёдочница и сырная доска, вышитый мешочек-саше, подсвечник, которыми два подпольщика пользовались в обычной жизни. Их имён, данных при рождении, почти никто тогда не знал, только клички. Андрей с его «митинговым басом» — Яков СВЕРДЛОВ, чьё имя носил во времена СССР Музей истории Екатеринбурга. Ольга — его спутница жизни Клавдия НОВГОРОДЦЕВА. Над нехитрым бытовым набором стенд с фотографиями, уходящий к музейному потолку, словно в небеса, к той Полярной звезде. Под каждым снимком указана подпольная кличка: Сима (Серафима ДЕРЯБИНА), Маузер (Пётр ЕРМАКОВ), Титыч (Александр ЧЕРЕПАНОВ), Зверь (Мария ЭССЕН), Матрёна (Пётр СМИДОВИЧ)… Для конспирации мужчины иногда брали женские клички, а  женщины — мужские. Некоторые псевдонимы соответствовали и характеру носителя, и последующим деяниям. Так, Демон — Розалия ЗЕМЛЯЧКА стала одним из организаторов красного террора.

Выставка идёт тремя параллельными «линиями». Посередине — Главная улица Екатеринбурга, вернее, её метафора. Узнаваемые дома: мужская гимназия (гимназия № 9), женская гимназия (первое здание Педагогичекого института), кинотеатр «Колизей» (он и сейчас «Колизей»)… Фотографии екатеринбуржцев — групповые, семейные, где явно различимы даже влюблённые парочки. Это видимый город. А справа и слева — «линии» града-невидимки, подпольного, скрытого тьмой тайны. Евгений Бурденков провёл нас по ним, вооружившись фонариком. Луч освещает «сеть подполья» на стене, опутавшую город, план Екатеринбурга 1910-го, где красным революционным цветом помечены нелегальные квартиры, места сходок большевиков — 50 тайных адресов, которых в реальности было ещё больше. И, может быть, в этих сходках участвовали как раз те, кого мы видели на обычных фотографиях: очень симпатичные молодые люди — гимназисты, реалисты, визовские рабочие, почти тургеневские барышни.

«Техники» — важнейшее для подпольщика. Примитивный гектограф, типографская касса с шрифтом, матрицы, прочитать которые можно было только с помощью зеркала, типографские же валики для краски. Над залом летучими облачками трепещут листовки, а рядом вверху — чёрное пальто, из которого вываливаются газетные номера. Жандармы схватили 1 февраля 1907 года (по ст. стилю) экспедитора первого номера газеты «Рабочий» (потом «Уральский рабочий»), пытавшегося спрятать под полами пальто часть тиража. Заподозрить этого странно толстого гражданина в неблагонадёжности не составило труда…

Экспозиция завершается железной тюремной дверью, ржавой, с «глазком» для подсматривания. Это подлинная дверь в камеру-одиночку пермской тюрьмы, где сидел Свердлов. Почти никому из «пришельцев с Полярной звезды» не удалось избежать арестов и ссылок. Но выйдя на свободу, они снова и снова скрывались во тьме подполья, чтобы готовить события, 100-летие которых отмечаем в  2017-м. Они посещали подпольные марксистские школы, где их просвещали товарищи Андреи, Ольги, Звери и Демоны. Реконструкция такой екатеринбургской школы с четырьмя лавками на берёзовых чурбанах, керосиновой лампой, свечой в бутылке на столе и портретом Карла Маркса на стене представлена на выставке. Они ведали, что творят, но не знали, что будет…



Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.




Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF