23 октября 2017, понедельник, 01:52
Вечерний Екатеринбург Уральский рабочий

«Очень приятно, Светлана Сталина»

Евгений ИВАНОВ, 8 мая 2015
Фото: архив.

Ещё до войны в Витебске отец, чтобы я не болтался без толку на улице, отправил меня учиться в школу не восьми, а семи лет от роду. Эта разница в один год вышла мне боком. Когда в Свердловске я учился в десятом классе, все мальчишки уже были призваны на военную службу. А я сидел в классе, состоявшем только из девчонок. И в одну из них — Гальку ЖИГАРЕВУ — был в ту пору сильно влюблён.

Тогда мне, правда, было невдомёк, что я встречусь с ней 20 лет спустя, в Лондоне, куда она приедет женой моего приятеля Анатолия БЕЛОУСОВА, заместителя военно-воздушного атташе. Но это в будущем, а с 1942 по 1944 год я частенько захаживал к ней в гости. Её отец — будущий маршал, а тогда командующий авиацией Красной Армии генерал Павел Фёдорович Жигарев — был направлен в Свердловск самим Сталиным, чтобы обеспечить переправку сибирским маршрутом американских самолётов, поступавших в Советский Союз по ленд-лизу.

Мы с мамой жили в Свердловске в эвакуации с 1941 года. Мой отец в сорок первом отважно воевал. Был награждён орденами Ленина и Боевого Красного Знамени. Но в одном из сражений зимой сорок первого был тяжело ранен и комиссован. В Свердловске отец работал в городском военкомате.

Зайдя однажды летом сорок второго года к Галине Жигаревой в гости, я познакомился у неё с одной очень привлекательной девушкой, тогда мне незнакомой. На вид этой незнакомке было лет шестнадцать. Стройная, голубоглазая, с копной рыжих волос на голове, она сразу понравилась мне.

— Проходи, Женя, — сказал мне Павел Фёдорович, отец Галки. — Сейчас будем чай пить.

Я подошёл к девушке и представился. Она пожала мою руку и произнесла в ответ:

— Очень приятно, Светлана СТАЛИНА. — Помолчала недолго, а потом добавила. — Будем знакомы.

У меня от одного этого имени ноги стали ватными, а язык, казалось, застрял в горле. Передо мной стояла не кто-нибудь, а дочь самого великого Сталина.

Генерал Жигарев заметил мою очевидную растерянность и смущение и рассмеялся:

— Ты что же это, Женька, сдрейфил, что ли, при виде Светланы? Ну, брат, для парня это никуда не годится.

Из кухни доносился запах пирогов. Галина с матерью пекли к чаю пироги с капустой.

— Она остановилась здесь неподалёку, у своей двоюродной сестры Киры Павловны АЛЛИЛУЕВОЙ, — делилась с матерью рассказом Светланы Галя Жигарева.

— Отец мне говорил, что ты с ней навещала вчера семью БЕРИИ. Вы же одноклассники с Серго. Ты, надеюсь, передала от меня привет Нине Теймуразовне?

— Конечно, мамочка. И от тебя, и от папы. Она такая милая, гостеприимная женщина. Велела вам всем кланяться.

— Ну а как поживает её сын? Такой красивый и умный мальчик, на удивленье!

— Мне показалось, мамочка, что Светлана прилетела повидаться именно с ним. Нина Теймуразовна была очень рада приезду Светланки. Неужели у них роман?

— Нет, доча, не думаю. Я ещё с Москвы помню, что Серго был влюблён во внучку ГОРЬКОГО — Марфу, твою со Светланкой одноклассницу.

— Я знаю. Они в классе всегда сидели за одной партой.

— Марфа — очень милая и добрая девочка. Я её хорошо помню. В неё трудно не влюбиться. Но не будем больше об этом. Пошли, Галчонок, в гостиную.

Когда пироги были готовы, хозяева и гости в доме Жигаревых устроились за обеденным столом и стали пить чай. Чаепитие перемежалось разговорами на разные темы. Шли они, конечно же, и о войне, о судьбе родных и близких.

Постепенно я стал чувствовать себя раскованней. Рассказал о фронтовом пути своего отца. Светлана поделилась новостями о своём старшем брате Василии, который перед войной окончил Качинское авиационное училище в Крыму. Летом сорок первого его назначили начальником авиаинспекции. Но шла война, и Василий, естественно, мечтал о боевых действиях. На инспекторской должности он никак не находил себе применения.

— Недавно я получила от Васи письмо, — сказала Светлана. — Его отправили на фронт, в действующую армию. И он сбил свой первый самолёт.

Генерал Жигарев, сам боевой лётчик, порадовался вместе со Светланой этой новости. Галя Жигарева вспомнила мирное время, когда они со Светланой вместе учились в одной школе.

Я с замиранием сердца смотрел на дочь великого Сталина и не мог поверить, что она — совсем обычная, скромная девочка. Получалось, что и сам Сталин мог быть самым обыкновенным, простым человеком? А никак не небожителем. От таких сногсшибательных мыслей у меня кружилась голова.

— Скоро я буду поступать в МГУ, — делилась своими планами на будущее Светлана. — Сначала думала сдавать экзамены на филологический факультет. Но потом решила поступать на исторический. Так папа посоветовал.

Я рассказал девочкам о том, что хочу поскорее уйти на фронт. Хвастался, что отлично стреляю, вожу машину и даже могу работать с рацией.

— Если не возьмут, сбегу, — по секрету выдал я свой тайный план Светлане.

За чаем подруги то и дело вспоминали свою любимую школу, которую окончили в день начала войны, перебирали в памяти дорогих им учителей, особенно преподавательницу литературы. Именно она привила Светлане любовь к этому предмету. Затем все вместе обсуждали последние фильмы. Я внимательно слушал, не отрывая глаз от Светланы.

На прощание она оставила мне свой московский адрес и телефон.

— Если приедете в Москву, — сказала мне Света, — не стесняйтесь, заходите в гости. Буду рада.

Жизнь в эвакуации в Свердловске шла своим чередом. Свободное время после занятий в школе я любил проводить с военными в городском Доме офицеров. В его залах стояли изрядно уже протёртые бильярдные столы — этот неизменный атрибут всех военных городков. Ну и, понятное дело, в бильярдной игре я смог неплохо набить руку. Мне даже дали прозвище «королевич свердловского бильярда».

Королём же был один летчик, старший лейтенант. Порой я выигрывал и у «короля», чем заслужил авторитет и уважение среди многочисленных почитателей этой игры в Свердловске.

Так вот, в том бильярдном зале свердловского Дома офицеров весной 1943 года и решилась моя дальнейшая судьба. Но не за партией в «американку», конечно.

Дело было так. Захаживал в Дом офицеров один мой приятель того же года рождения, что и я сам, — сын одного из штабных начальников Уральского военного округа Санька КРУГЛОВ. В один прекрасный день он заявляется в Дом офицеров, сияющий и довольный, размахивая конвертом, а на нём написано: «Тихоокеанское высшее военно-морское училище». Гордый и счастливый, он крутит над головой этим конвертом, словно победным стягом, и, комкая от волнения слова, кричит:

— Женька, меня взяли. Ты слышишь? Они и в 17 лет берут. Понял?

Я дрожащими руками раскрыл конверт, быстро прочитал текст полученного Сашкой направления в училище и, не сказав ни слова, стремглав бросился к выходу. В тот же день я напросился на приём к начальнику военного комиссариата Свердловска. Не утруждая себя представлениями, я прямо в дверях заявил оторопевшему от моего напора офицеру:

— Не хотите брать на фронт, так хоть в училище возьмите, на флот. Саньку ведь Круглова взяли. Чем же я хуже?!

Домой я вернулся безмерно счастливый, держа в руках направление в военно-морское училище города Владивостока. Мама, когда услышала о моём предстоящем отъезде, конечно, сразу же расплакалась. А отец, успокоив её, сказал:

— Собирай сына в дорогу, Маша. Всё правильно. Видно, и его черёд пришёл воевать.

Мне собрали скромный дорожный скарб, дали немного денег, и я, поклонившись родителям и пообещав обязательно писать, в тот же день умчался транссибиркой на Дальний Восток.

Из книги «Голый шпион».



Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.




Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF