13 декабря 2017, среда, 23:53

Константин ЗУЩИК: «Я бы прислушался к совету Наполеона»

Ольга ПЛЕХОВА, 2 февраля 2012
Фото: Дарья Алексеева

Если бы не знала, что Константин Зущик – современный ведущий,  точно бы подумала, что беседую с актером, сошедшим с обложки журнала «Советский экран». Настолько наш герой и внешне и внутренне схож с артистами прошлого века, когда интеллигентность и воспитанность были неотъемлемыми чертами настоящего актера.

Вы и актер, и режиссер, и ведущий на телевидении, и ведущий концертных программ, не считаете, что такой насыщенной деятельностью растрачиваете себя?

– Да нет, что вы, скорее накапливаю опыт. Я же еще со студенческой скамьи работаю по нескольким направления. Чем-то одним не могу заниматься, все интересно. Люди, деятельность которых направлена на созидание, должны уметь многое. Жизнь такова – чтобы быть востребованным и успешным артистом, лишь хорошо петь или прекрасно играть драматические роли недостаточно. Необходимо осваивать новые и новые горизонты. Поэтому и называться только актером или режиссером мне бы хотелось, вот творческая единица – больше по душе. Хотя в свой 31 год понимаю, что накопленный опыт уже можно вкладывать во что-то конкретное и весомое. Недавно, например, пришел к выводу, что будет полезным добавить в свою творческую деятельность щепотку рациональности. В итоге получил образование по направлению «менеджмент». Думаю, что подобный синтез для хорошей, серьезной творческой работы пригодится. 

Артистизм вам в награду от кого достался?

– Сказать, что я из поколения актеров, певцов, танцоров и т. д., не могу. У нас, скорее, была интеллигентная семья. Мама выросла в многодетной семье, и меня с детства окружали многочисленные родственники, и все как на подбор с высшим образованием. Соответственно, хорошие манеры, внутренняя интеллигентность в меня закладывались в колоссальном объеме.  Например, в 5 лет я уже пел в капелле мальчиков и юношей Свердловской детской филармонии. Плюс мама – педагог начальных классов и, разумеется, как настоящий учитель строго бдила за моим воспитанием. Мне до сих пор друзья говорят: «Костя, нельзя быть таким воспитанным, время другое, нужна жесткость и сила». Понимаю (иронично улыбается) и работаю над этим.

А разве отец не настаивал, что мальчику, кроме воспитанности и интеллигентности, нужно еще что-то?

– Хотел предупредить вас перед интервью, но не успел. На вопросы, касающееся отца, мне не хотелось бы отвечать. Меня воспитывала одна мама, и то, что я рос, как принято говорить, в неполноценной семье, не самая лучшая тема для обсуждения. Вы не думайте, что я был таким «маминым сынком». Отсутствие отца не означает, что не было мужского влияния. Были дядя, дедушка, двоюродные, троюродные братья. Было нормальное разностороннее воспитание. Я и в футбол гонял, и с дворовыми мальчишками по берегам Исети лазал в поисках приключений, но (пауза) то, что в определенный момент моей детской жизни не хватило отцовского, мужского наставления, наверное, признаю.

Расскажите?

– В детстве хотел стать милиционером. По моему плану – сперва поступаю в Суворовское училище, затем в Московское пограничное, после – прохожу службу на границе, дослуживаюсь до начальника заставы. Возвращаюсь в Екатеринбург, работаю в уголовном розыске, дослуживаюсь до начальника уголовного розыска, ухожу на пенсию и спокойненько тружусь водителем трамвая. Раз план составил, нужно его осуществлять. В 8-м классе стал поступать в Суворовское училище. В основной поток не попал, взяли воспитанником оркестра при училище – это был некий испытательный срок. Прошел его успешно и стал заниматься, а через некоторое время началась трансформация сознания. Закрались сомнения – а мое ли это, не ошибся ли, не лучше было бы остаться в школе? Да и сложно мне было в строгой атмосфере дисциплины и беспрекословного подчинения. Как писали учителя в характеристиках: «Константин – мальчик, имеющий собственное мнение. Часто не соглашается со взрослыми». А в военном училище личное мнение мало кого интересует, есть приказ – выполняй. В итоге, проучился полгода и ушел.

Мне кажется, что если бы тогда была мужская поддержка, какое-то отцовское наставление, я смог бы справиться со своими сомнениями и доучиться. И кто знает, может, все пошло бы по-другому…

В вас говорит чувство сожаления о несбывшейся детской мечте?

– Мы же все думаем о том, как могло бы быть, сделай я тогда-то по-другому. Не скажу, что сожалею, скорей, размышляю, предполагаю и стараюсь найти ответы на свои внутренние вопросы. Я благодарен судьбе, что стал артистом, что в 11-м классе никого не слушал и не верил, что актер – это  ерунда, а не профессия, как мне многие говорили. Поступил в театральный институт и сейчас занимаюсь тем, что нравится. 

«В 11-м классе никого не слушал» – это был юношеский максимализм или просто не было человека, мнение которого для вас авторитетно?

– Что тогда, что сегодня мнения своих близких, родных, друзей уважаю, но все равно делаю по-своему. Это никому не в обиду, просто так сложилось, что самые авторитетные для  люди умерли – один 35 лет назад, другие почти двести – Элвис Пресли и Наполеон Бонапарт (в детстве даже ходил в исторический клуб, чтобы знать о них как можно больше).

Элвис – образец артистичности, многогранного музыкального таланта. Наполеон – великая личность, великий полководец, обладающий потрясающим умом. От каждого я брал и беру  что-то свое. Живи они сейчас, к их мнению я бы прислушался.

В начале интервью говорили, что у вас множество творческих планов, а создание семьи в планы входит?

– Неужели глядя на меня можно сказать, что я еще не семейный человек! (Константин загадочно улыбается, и я теряюсь с ответом). А между тем, женился я в 20 лет, и вот уже через неделю будет 11 лет, как мы с супругой вместе.

На фоне того, что многие молодые пары предпочитают жить в гражданском браке, ваш союз – редкое исключение. Да и браки, зарегистрированные в столь раннем возрасте, редко сохраняются…

– Не скажу, что все просто в наших отношениях. Были разные времена, и уставали друг от друга, когда много работали вместе на сцене (Елена – актриса музыкального театра), и ссорились, и творческое соперничество было. Совместная работа для семейных пар – не всегда простое испытание, но мы сумели со всем справиться. Главное чему мы, наконец-то, научились – терпение и взаимопонимание. А то, что ранние браки распадаются чаще, – это не про нас. Мы как 11 лет назад поженились, так не разу и не пожалели об этом.

Не лукавите?

– Может, только в те моменты, когда все скопом наваливается, сил нет, времени не хватает ни на что и думаешь, а правильно ли мы поступили… А потом проходит время, успокаиваешься и понимаешь, ну куда я без любимой Лены-то…

Вы на самом деле удивили, что 11 лет женаты, стоит ли предполагать, что вы уже и отец?

– И тут я вас снова удивлю – пока я просто муж, хотя внутренне отцом уже готов стать. На самом деле творческим людям сложно уходить из профессии и заниматься семьей, особенно женщинам. Всегда ведь присутствует страх, что после беременности будет трудно вернуться к прежней творческой форме. Но, думаю, мы примем верное решение, и все у нас получится.



Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.




Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF