24 ноября 2017, пятница, 23:33

Горе горькое

15 сентября 2011

Оно может и закалить, и раздавить

Наш жизненный путь усыпан не только лепестками роз. На нем нас поджидают находки и потери, радости и разочарования, а то и горькое горе. Хорошего и плохого людям достается не поровну: одному судьба радости больше отвалит, другому на горе не поскупится. Да и горюет каждый по-своему: кто-то из зависти к чужому счастью, а кто-то – из-за утраты близкого…

Ну, завистников жалеть нечего – они сами себя в угол загоняют, пусть сами из него и выбираются. А вот о хороших людях, которым судьба послала тяжкое испытание, побеспокоиться и поговорить стоит. Стоит поискать способы облегчить участь, снять с души горестный гнет. И поможет нам в этом психолог Екатерина ФЕТИСОВА.

Перед ним мы беззащитны

Казалось бы, горе оно и есть горе, что тут мудрить. Однако существует своя классификация. Горе может быть внезапным, ожидаемым, настоящим или придуманным, массовым или индивидуальным. Но каким бы оно ни было, переносить его нелегко.

Так уж совпало, что встреча с психологом была назначена на 8 сентября – на другой день после того, когда в авиакатастрофе погибли хоккеисты ярославского «Локомотива», и мы с Екатериной Фетисовой могли наблюдать в телерепортажах проявления горя в избытке. Ошеломленные, будто застывшие лица родных, друзей. Заторможенная речь. Внезапные рыдания. Вспышки негодования по поводу авиации.

– Все это типичные формы реакции человека на обрушившееся на него несчастье, – комментирует Екатерина. – Трагедия коснулась сразу большого числа людей, еще у большего числа она вызвала сострадание к тем, кто понес утрату. Родственники погибших не остались один на один со своей бедой, как это бывает в случае смерти обычного человека, скажем, от инфаркта. Но, уж поверьте, от всеобщего сочувствия горечь потери не становится меньше.

Психолог права. Это радость можно разделить с другими. А горькую чашу приходится испить самому. До самого донышка, до последней капли. Знаю об этом по собственному опыту. Конечно, я благодарна и признательна тем, кто поддерживал меня, когда умер муж, но легче от этого мне не было. Да так и не стало. И время, как выяснилось, не лечит. С годами боль становится не такой острой, а тупой, но напоминает о себе неустанно.

– Авиакатастрофу невозможно предвидеть, – говорит Екатерина Фетисова, – и горе обрушивается на людей неожиданно. Но бывает, что человек умирает после тяжелой и продолжительной болезни, как принято писать в некрологах. Бывает, что он ждет смерти как избавления от мучений. Бывает, что и его родные думают также. Но стоит ему скончаться, и они горюют с той же силой, как те, кто потерял близкого внезапно.

Пустые хлопоты

О горе написано множество книг – научных и не очень, на горе неплохо зарабатывают врачеватели человеческих душ. И создается впечатление, что горе в наши дни – не такое уж и горькое, с ним легко справиться, его можно заглушить лекарствами, растопить на кушетке у психоаналитика. Однако нередко ничто не помогает. Почему? Давайте попробуем разобраться.

Как я заметила, авторы исследований прекрасно излагают то, что испытывает горюющий, как он себя ведет. Им удается разложить по полочкам свои наблюдения, систематизировать их. Что касается советов… В них нет ничего особенного. Точно такие же может дать любой добрый человек, не имеющий специального образования.

Так, в одной умной книге перечислены этапы, которые проходит человек, потерявший близкого в результате смерти или развода. Читаем:

- отторжение реальности – а, может быть, не умер, может, развода не будет;

- отчаяние – все-таки умер, все-таки разведемся;

- гнев – как он (она) мог (могла) меня оставить;

- смирение;

- поиск новых отношений, желание изменить свою жизнь…

Спорить с вышеизложенным трудно: все так и есть. Соглашусь и с тем, что при встречах с другими людьми неизбежно возникает мысль: мой прежний был лучше. Однако это правило уже имеет исключения. Подруга рассказывает: «Приехала весной в деревню и узнала, что у соседки умер муж. Я к ней с соболезнованиями, а она в ответ: «Да что ты, милая, я только теперь и зажила, вздохнула свободно». Муж у нее был тираном, а под горячую руку мог и ударить.

Автор упомянутой книги утверждает, что процесс горевания может длиться от двух месяцев до двух лет, а у родителей, потерявших ребенка, 4–5 лет. И успокаивает, что по истечении данного срока горе идет на убыль. Увы, все это теория. На практике рана от потери дорогого, любимого человека не затягивается всю жизнь. Это как с ампутированной конечностью: ее нет, но она постоянно болит и саднит.

Есть и еще одно немаловажное обстоятельство. Бороться с горем должен тот, кто горюет. Без его активного желания одолеть горе, вырваться из его цепких объятий бессильны самые мощные депрессанты, самые умелые доктора. Но всегда ли человек хочет избавиться от горя? Ответ на этот вопрос будет отрицательный. Одним нравится, что их жалеют, и они будут лелеять и подкармливать свое горе. Другие используют его в качестве индульгенции: мол, мне так плохо, а вы с меня чего-то требуете…Третьи настолько любили того, кого лишились, настолько срослись сердцами, что разъединение становится таким же болезненным, как разделение сиамских близнецов. И они выбирают горе, а не забвение.

О пользе страдания

– В стародавние времена, когда религиозность была привитой с детства, а не модной фишкой, люди понимали пользу страдания, ниспосланного им испытания, – объясняет Екатерина Фетисова. – К тому же они свято верили, что душа бессмертна, что когда-нибудь они снова встретятся с умершим в ином мире… И это облегчало горе, вселяло надежду. Сегодня все это не срабатывает в полной мере. Сегодня мы заточены на получение удовольствия, а потому горе нам стократ горше.

Швейцарский психотерапевт Патрик Нуайе считает, что люди постоянно обмениваются друг с другом частичками души. И когда человек умирает или уходит, он берет с собой частичку того, кто остается, и этот оставшийся страдает от утраты части души. Перед своими пациентами Патрик ставит задачу вернуть утраченное. А для этого нужно отпустить того, кто ушел. Тогда и он обретет покой, и мы восполним свою душу и снова получим возможность обмениваться частичками души с живыми людьми.

Согласитесь, красивая теория. Кстати, наши церковники говорят нечто подобное. Они тоже советуют «отпустить» ушедшего в мир иной и даже порадоваться за него – ведь его земные страдания окончились, он обрел вечный покой. Тогда его душа перестанет страдать оттого, что страдает ваша душа. И он, и вы успокоитесь.

Татьяна БУРОВА



Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.




Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF