22 июня 2018, пятница, 06:33

Чернильница из «пьесы», написанной кровью

Музей истории города начал осуществлять проект «Маршрут памяти» Екатерина ШАКШИНА, 21 марта 2018
Гоголя, 9 — последний адрес Андрея и Натальи ЗБЫКОВСКИХ и Фёдора МУХИНА. Фото: Александр ИСАКОВ.

Проект этот посвящён жертвам сталинских репрессий. Средства на его проведение поступили от Фонда президентских грантов.

Первые рейсы «Маршрута памяти» уже провезли горожан по Екатеринбургу 1937—1938 годов, переместили нас на 80 лет назад. Это не фантастическая машина времени, а обычный современный автобус, который следовал по местам нашего города, связанным с трагическими событиями двух лет эпохи сталинского Большого террора в Свердловске. В этом проекте задействован «О. С. Т.» (Открытый студийный театр), исполняющий в поездке аудиоспектакль по абсурдистским «пьесам» дел, сфабрикованных из клеветы, доносов, из ничего — просто «по разнарядке». Продолжение и финал каждой такой «пьесы» написаны не чернилами, а кровью убитых и чудом выживших в ГУЛАГе.

Сухими страшными словами звучит приказ наркома НКВД о репрессиях против «кулацких антисоветских элементов». Коллективизация выгнала из голодных деревень в города тысячи людей. Вот они, эти «недобитые кулаки», и «занимаются вредительством» на производстве, на транспорте. Найти и уничтожить. Это самый первый приказ 00447 от 30 июля 1937 года, положивший начало Большому террору. Через несколько дней вышел второй — 5 августа 1937 года, ужесточающий «меры по борьбе», уточняющий категории тех, с кем предстоит бороться. Невозможно интонировать текст этого поистине людоедского распоряжения, и актёры «О. С. Т.» читают нашему автобусу «беспристрастные» цифры. Первая категория — наиболее враждебные элементы, и по ней только в Свердловской области следует в кратчайшие сроки «обезвредить» 4 тысячи врагов. Вторая — менее активные антисоветчики, но их тоже следует арестовать, изолировать, жёстко наказать: это 6 тысяч свердловчан.

Первого сентября 1937 года в бывшей усадьбе Расторгуевых-Харитоновых открылся свердловский Дворец пионеров. Инициатором его создания и ведущим организатором был Владимир Михайлович ТАРИК. Вскоре арестован и погиб. Ему было 30 лет. А в пионерском дворце к тому времени уже занимались в разных кружках 3,5 тысячи детей. И сразу вспоминаются услышанные несколькими минутами раньше числа — 10 тысяч суммарно по первой и второй категории. Сколько же пионеров из этих 3,5 тысячи стали к тому времени детьми врагов народа, у скольких из них уже не было отцов и матерей… А ведь это только по второму приказу, которые высокая инстанция выдавала один за другим.

Музейщики записали множество интервью с родственниками жертв репрессий, и вот их воспоминания стали главной частью — и проекта, и аудиоспектакля. Двое из тех, кто вспоминал «со сцены», лично присутствовали вместе с нами в автобусном «зале».

Кинорежиссёру-документалисту Владиславу Владимировичу ТАРИКУ было два года, когда отца арестовали по клеветническим доносам. Много лет спустя на дружеской вечеринке, где читали стихи и пели песни ОКУДЖАВЫ, к Владиславу, тогда уже ровеснику погибшего отца, подсел пожилой знакомый и шёпотом рассказал: «А ведь я видел твоего папу в тюремном коридоре…» Он тогда едва узнал в седом заключённом яркого брюнета Володю Тарика, и особенно поразили окровавленные безжизненные кисти рук. Это был простейший способ допроса: руки просовывали в дверь и ломали, резко закрывая створку.

Два года исполнилось и Марианне Вениаминовне КАЗБЕРОВОЙ, когда «взяли дядю Серёжу». Сергей Павлович СИГОВ был арестован 22 августа 1937 года. Выпускник петербургского политехнического института, учёный-экономист, автор монографии «Очерки по истории горнозаводской промышленности Урала», был приговорён, как сообщили родственникам, к 10 годам заключения без права переписки. Потом узнали, что он расстрелян в декабре 1937-го. Сохранилась чудом переданная из тюрьмы на волю записка одного из друзей Сергея Павловича: «Серёжа погиб прямо в кабинете следователя», и устное тому подтверждение чудом же уцелевшего в ГУЛАГе другого знакомого. Возмущённый грубостью, гнусной ложью дознавателя, Сергей Павлович запустил в него чернильницей. Застрелили сразу.

3 Марианна КАЗБЕРОВА, племянница расстрелянного Сергея СИГОВАМарианна КАЗБЕРОВА, племянница расстрелянного Сергея СИГОВА. Фото: Александр ИСАКОВ.

Наш автобус шёл по центральным улицам мимо обычных жилых домов и знаковых (по-разному) для города зданий. Мимо усадьбы Расторгуевых-Харитоновых, мимо бывшего «второго дома Советов» на улице 8 Марта, 2, где во дворе у фонтана до ночи сидели осиротевшие дети первого секретаря обкома партии Ивана КАБАКОВА… Мимо других домов, откуда уводили из жизни на смерть. Сейчас на их стенах укреплены скромные мемориальные таблички «Последний адрес». Проехали мы и рядом с кирпичным домом на проспекте Ленина, 17. Здесь допрашивали и фиксировали «добровольные» признания, здесь-то в следователя и полетела та самая чернильница… «Страх», «боялись», «не упоминали вслух», «шептали» — эти слова часто звучат в воспоминаниях. Но мне запомнилась накрепко эта чернильница, в которую человек не опустил перо, чтоб подписать признание или донос на товарища, а швырнул её в голову палачу.

5 Один из памятников мемориалаОдин из памятников Мемориала. Фото: Александр ИСАКОВ.

Трагический результат расстрельных приказов увековечен в Мемориале жертв политических репрессий на 12-м километре Московского тракта. Мы остановились у «Масок скорби», созданных для екатеринбургского мемориала великим земляком, скульптором Эрнстом НЕИЗВЕСТНЫМ, искали и находили фамилии, прозвучавшие во время «спектакля на колёсах» в этих бесконечных списках на гранитных пилонах. Мемориал стал конечным пунктом нашего «Маршрута памяти». А в самом его начале, ещё в автобусе, директор Музея истории Екатеринбурга Сергей КАМЕНСКИЙ сказал нам:

6 Сотни имён людей, томившихся за такой решёткойИмена людей, погибших за такими решётками, — на гранитных пилонах. Фото: Александр ИСАКОВ.

4 Маски скорбиМаски скорби. Фото: Александр ИСАКОВ.

— Это не экскурсия по памятным местам. Это путешествие в историю, где вы услышите её живой голос. История Большого террора сложилась из тысячи трагических судеб, и нам здесь важен каждый человек.

Музей подготовил к изданию сборник «Большой террор в частных историях жителей Екатеринбурга». Здесь 37 интервью-историй с близкими расстрелянных в 1937—1938 гг. , фрагменты дел, документы из личных архивов. Публикация завершена, и музей начинает краудфандинговую кампанию по сбору средств для печати тиража. А с марта по май, каждую субботу, два раза в день — в 11.00 и 13.30, Музей истории Екатеринбурга будет бесплатно возить пассажиров «Маршрутом памяти» с документальным аудиоспектаклем в автобусе. Надо только зарегистрироваться по телефону +7(383) 371-21-11 или на сайте музея. Это для всех желающих — желающих знать…

К слову

Партнёром проекта «Маршрут памяти» стало Территориальное общественное самоуправление «Академический», предоставившее транспорт для «путешествия во времени». Помогали и волонтёры — жители Академического.



Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.




Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF