23 октября 2017, понедельник, 01:42
Вечерний Екатеринбург Уральский рабочий

Без переводчика нельзя на свете, нет!

В последний день сентября планета отмечает День переводчика Галина ЗАПЕВАЛОВА, 30 сентября 2014
Наталья КАРСТЕН (слева) на международной конференции. Фото: собеседник.

В Екатеринбурге регулярно проходят различные мероприятия, форумы, конференции с участием гостей из разных стран мира. Потребность во владении хотя бы одним иностранным языком, чаще — английским, становится всё выше. Конкурс среди абитуриентов на факультеты международных отношений, а также на языковые специальности уральских вузов во все времена был очень высок. Политическая и экономическая ситуация в мире предполагает тесное взаимодействие с партнёрами из разных стран. Именно поэтому таким важным становится Международный день переводчика, отмечаемый на планете 30 сентября. О том, кто эти люди, обеспечивающие мирные и продуктивные международные контакты, о сложностях работы на «невидимом фронте» «Вечёрке» рассказала выпускник программы «Открытый мир» Библиотеки Конгресса США, член Ассоциации переводчиков Свердловской области, член Совета национально-культурной автономии немцев Свердловской области, переводчик с английского языка с 23-летним стажем Наталья КАРСТЕН.

— В каком возрасте вы приняли решение стать переводчиком? Что послужило причиной такого выбора?

— О том, что я стану переводчиком, особенно никогда не думала. Моё знакомство с английским языком началось в 6—7 лет. У моего папы на работе была коллега, родители которой работали в Шанхае, на Китайско-Восточной железной дороге, а потом были осуждены как враги народа. После того как их посадили в тюрьму, её направили в детский дом-интернат, там были дети разных национальностей, и всё преподавание и общение было на английском языке, т. е. она с детства говорила на двух языках — русском и английском. Мы часто бывали у неё в гостях, там я впервые увидела книги на английском языке, услышала, как она поет рождественские песни на английском, также у неё было много писем от бывших воспитанников этого интерната, которые позже разъехались кто куда — в Америку, Австралию, Японию и т. д. В советское время получить письмо из-за рубежа было большой редкостью, как будто с другой планеты. Вот тогда я поняла, что можно общаться не только на своём родном языке, но и на других. И мне, конечно же, захотелось их выучить! Хотя возможностей было не так много. Я ходила в гости к этой женщине, Зинаиде Алексеевне, и она говорила мне какие-то простые слова и фразы, я это всё запоминала. В нашей городской библиотеке почти не было книг на иностранных языках, только адаптированные, я их прочитала все и до сих пор помню — «Красная шапочка», «Волшебник страны OZ», «Мэри Поппинс», «Винни-Пух»...

— Чем обусловлен выбор именно английского языка?

— Особого выбора не было, так случилось. Да и в школе был стандартный набор: английский, немецкий, французский… Я просто всегда знала, что хочу говорить на иностранном языке, мелодика языка меня завораживала… После школы пошла поступать в пединститут на иняз, потому что в то время язык можно было выучить только там. Это сейчас готовят переводчиков, лингвистов, а тогда только учителей иностранного языка.

— Можно ли специализироваться на нескольких языках? Какие языки более востребованы с профессиональной точки зрения на Урале?

— Даже нужно! Чем больше языков знаешь, тем больше ты востребован. На Урале, как и везде, больше всего востребован английский, всё-таки это язык международного общения, что бы ни говорили представители других языков. Сейчас при приёме на работу в основном требуется знание двух языков: английский—немецкий, английский—французский, английский—итальянский, английский—испанский. Китайский стал популярен в последнее время, а также языки ближнего зарубежья.

— Зависит ли объём работы переводчика от политической ситуации? Или торговые, образовательные связи — это одно, а политика — другое?

— В каком-то смысле да. Чем лучше политическая и инвестиционная ситуация в стране, тем больше зарубежных компаний приходит на рынок. И, соответственно, им нужны профессионалы, которые будут помогать в общении. Сейчас многие молодые люди довольно хорошо владеют иностранными языками, при этом являясь профессионалами в своей сфере деятельности — инженерами, программистами, управленцами. Но основная масса работников, к сожалению, об иностранном языке имеет лишь поверхностное представление. Могут прочитать что-то при помощи словаря, а общаться совсем не могут. Вот тогда и приходят на помощь переводчики.

Наталья КАРСТЕН (слева): «Переводчик — это лишь посредник, который знает язык одной и другой стороны». Фото: собеседник.

— С какими трудностями может столкнуться только что окончивший университет переводчик? Даёт ли российское образование достаточный уровень знаний, умений и навыков или лучше заменить (дополнить) его зарубежным?

— Не знаю, как сейчас, но я в своё время столкнулась с тем, что плохо понимаю иностранцев, а также мало что могла сказать им в ответ. То, чему нас учили в университете, и то, что есть на самом деле, это, как говорится, две большие разницы. Нужно всегда быть готовым к тому, что люди будут говорить совсем не так, как это написано в учебниках. В советское время давалась хорошая теоретическая база и очень мало было практики, не было возможности общаться с носителями языка. Но это можно понять — страна была практически закрыта для иностранцев, особенно города с оборонной промышленностью, такие, как Свердловск. Такого способа общения, как скайп, тоже не существовало. Надеюсь, что сейчас ситуация в российских вузах изменилась в лучшую сторону, студенты могут практиковаться и у себя на родине, и за рубежом. Если есть возможность, то, конечно, лучше семестр-другой поучиться в зарубежном вузе. Есть много программ и стипендий, которые позволяют это сделать совершенно бесплатно. А такие программы, как Au-pair и Work and travel, — это вообще счастье, о котором мы и мечтать не могли.

— Насколько необходимо совершенствовать свой уровень владения языком? Какими способами вы поддерживаете свой профессиональный уровень (переписка в соцсетях с носителями языка, чтение книг, аутентичные сайты, ролики на youtube…)?

— Совершенствовать свой уровень необходимо постоянно, всегда, любыми возможными способами. Я стараюсь смотреть передачи на языке по телевизору и в Интернете; читаю газеты, журналы, книги; смотрю фильмы без перевода. По мере возможности принимаю участие в семинарах и курсах повышения квалификации для переводчиков. Мне также посчастливилось пройти стажировку в США, организованную Библиотекой Конгресса. Мне очень нравится высказывание Линна ВИССОНА, переводчика ООН с многолетним стажем, который говорил, что «переводчик должен активно добавлять к своем вокабуляру как можно больше синонимов». И я с ним полностью согласна. Бывают также моменты, когда ты не знаешь точного перевода, и тебе приходится как-то выкручиваться либо переводить описательно. Например, как-то при переводе мне нужно было перевести: «Сектор Газа», я так и перевела дословно: «Sector Gaza». И только позже, глядя новости по каналу ВВС, я услышала, что правильно это называется «Gaza Strip». Вот для этого и надо постоянно держать себя в тонусе, как можно больше слушать и читать.

— Каждая профессия требует определенного склада характера: спортсмены честолюбивы, упрямы и целеустремленны, дальнобойщики обожают автомобили, скорости и просторы. Каким характером должен обладать, с вашей точки зрения, успешный переводчик?

— Для меня успешный переводчик — это не только человек, который владеет иностранным языком, но и прежде всего всесторонне развитый человек. Переводчик должен уметь внимательно слушать и одновременно красиво и связно говорить. В его сознании параллельно запускаются сразу несколько процессов: смыслового восприятия, обработки информации, перевода и смысловой адаптации. По роду своей деятельности мне приходилось переводить в таких областях, как медицина, финансы, машиностроение, транспорт, строительство, энергетика, системы безопасности, социальная защита населения, образование, юриспруденция и др. В то же время я не могу быть одновременно врачом, инженером, финансистом, юристом, чтобы разбираться во всем этом. Однако когда работаешь в какой-то области, стараешься досконально изучить её, и тогда процесс перевода становится легче. Я долго работала техническим переводчиком, а в этом есть своя специфика. Например, нужно понимать, чем «водопроводная арматура» отличается от «строительной арматуры» или чем «покрытие» отличается от «перекрытия». Или, например, слово «ограждение» переводится на английский язык по-разному, в зависимости от того, что имеется в виду — забор, перила, стена, защитный экран. И наоборот, в русском языке существует много понятий для обозначения водопроводной арматуры — «кран, вентиль, клапан, задвижка, заслонка», по-английски же это всё одно слово — «valve».

— Есть ли отличия между российскими переводчиками и зарубежными? Например, в подходе к организации работы переводчика, в отношении к нему, в количестве обязанностей.

— У меня было не очень много опыта общения с зарубежными переводчиками, но особенных различий в подходе к работе я не заметила. А вот количество обязанностей в российских фирмах могу прокомментировать. Меня всегда удивляют объявления о работе, где ищут, например, секретаря или администратора с обязанностями переводчика. При этом пишут, что уровень владения языком должен быть высокий, чтобы переводить деловые совещания и переписку. Мне всегда хочется спросить: «Господа, вы вообще понимаете, чего хотите?» Получается, что человек должен отучиться 5—6 лет в вузе, потом где-то попрактиковаться, набраться опыта, чтобы уровень был «высокий», но при этом пойти на должность секретаря и получать зарплату секретаря? Развитие компетенций переводчика, адекватное темпам реальных изменений в современной языковой среде, требует от него существенных вложений сил, времени и денег. Следовательно, переводчики — это люди, которые справедливо ожидают «возврата своих инвестиций».

— Вопросов из каких жизненных сфер в ходе деловой беседы сторонам касаться нежелательно? И как можно с меньшими потерями выйти из щекотливой ситуации, если одна из сторон настаивает, а переводчик понимает, что подобные вопросы для второй стороны неудобны?

— Если беседа деловая, то и вопросы на ней должны обсуждаться деловые. Я слышала такое мнение, что если стороны не смогли договориться, то виноват переводчик. Я с этим полностью не согласна! Переводчик — это лишь посредник, который знает язык одной и другой стороны. Он должен сделать так, чтобы его присутствие было максимально незаметным. И, уж конечно, не добавлять ничего от себя и не высказывать своего мнения! Хотя такие переводчики мне тоже встречались… Так или иначе переводчик становится полноценным участником любого мероприятия. Его знания и профессиональные навыки должны гармонично сочетаться с навыками и знаниями в области делового этикета, безупречным внешним видом и в то же время — с умением не отвлекать на себя внимание аудитории.

После деловых встреч часто бывают неформальное общение, за столом, с выпивкой. Здесь, конечно, возможны варианты. У меня был случай, когда встретились два любителя рыбалки, и каждый начал рассказывать, какие виды рыб водятся у них в водоёмах. Я, например, и по-русски не сильно понимаю, чем карась отличается от окуня, а это ещё и перевести надо! Часто в подвыпившей компании начинают рассказывать анекдоты, но не любой анекдот можно перевести так, чтобы он был понятен и при этом смешён.

Когда я начала работать переводчиком, стала обращать внимание на то, как наши люди выражают своё мнение. Доводилось мне, например, переводить одного господина, который занимал пост в областном правительстве и обладал редким косноязычием. Он обычно что-то пространно излагал минут пять, но смысл всего сказанного можно было передать в двух-трех предложениях. И он очень обижался, ему казалось, что его как-то не так переводят. И, наоборот, встречались люди, которые говорят коротко, чётко, делают паузы, чтобы переводчик мог перевести. Для меня это, прежде всего, показатель образованности, профессионализма и знания своей темы.

Надо ли избегать щекотливых тем? Я считаю, что переводчик не имеет права решать, удобная это тема или нет. Если одна сторона об этом спрашивает, значит, для чего-то это необходимо ей знать, и как бы неудобно ни было, надо переводить. Конечно, всегда можно подобрать синонимы или использовать эвфемизмы, но не переводить или искажать смысл нельзя!

— С развитием техники, компьютерных программ-переводчиков становится ли меньше работы? Как вы думаете, смогут ли компьютерные программы, суперсовременные гаджеты оставить переводчиков без работы?

— Развитие техники, несомненно, оказывает влияние на работу переводчика, как и на любую другую. Когда я только начала работать, моими основными инструментами были словарь, лист бумаги и ручка. Потом я стала использовать печатную машинку. Потом появились первые компьютеры и электронные словари. Сейчас в распоряжении переводчиков есть программы, которые запоминают варианты перевода и при необходимости копируют уже переведённые части текста. Но следить за правильностью их перевода всё равно должен человек. Электронный мозг не может различать многозначные слова, не чувствует тонкостей и эмоциональной окраски. Однажды наши инженеры пытались перевести письмо от зарубежных коллег, так вот, электронный переводчик «подземные трубопроводы» назвал «похороненными», т. к. это слово употребляется и в том, и в другом смысле. А устный перевод (последовательный, синхронный) я без участия человека вообще не могу себе представить.

— Существуют ли организации, объединяющие переводчиков, защищающие их права (профсоюзы, например)?

— Существуют ассоциации переводчиков, которые помогают работникам и работодателям найти друг друга. В Екатеринбурге, например, Уральская Торгово-Промышленная Палата занимается повышением квалификации переводчиков, регулярно проводит семинары и тренинги. Также такие организации участвуют в формировании цен на переводческие услуги, составляют списки недобросовестных переводчиков и клиентов.

— Как выглядит хороший день успешного переводчика?

— Для меня хороший день — это когда есть смена деятельности, баланс между письменным и устным переводом. Также всегда приятно осознавать, что клиенты остались довольны твоим переводом, им было всё понятно. Я слышала такое мнение, что самый лучший комплимент переводчику, если по окончании переговоров участники пожали друг другу руки и разошлись, забыв попрощаться с ним. Я с этим не согласна! Для меня, наоборот, очень важно и приятно, когда клиенты после переговоров благодарят переводчика, тем самым оценивая его вклад в успех встречи. После этого хочется работать ещё лучше.

И напоследок один курьёзный случай, связанный с неправильным переводом, который мне рассказала моя коллега. Она работала с одним англичанином по фамилии Свон. Однажды он поехал в командировку по России, и ей нужно было что-то срочно ему передать. Она позвонила в гостиницу, где он остановился, и попросила соединить её с господином Своном. Через секунду она услышала в трубке приятный мужской голос, который на чистом русском языке сказал: «Я вас слушаю!» Что же произошло? Оказалось, что служащий гостиницы слишком буквально понял просьбу моей коллеги (ведь «свон» по-английски «лебедь»), и её соединили не с кем иным, как с Александром Лебедем, который тоже остановился в этой гостинице!



Новости по теме

Форум переводчиков проходит в столице Урала Служба репортёров, 27 сентября 2014
Юбилейная V конференция Translation Forum Russia проходит в Екатеринбурге с 26 по 28 сентября.
Оказавшись на фестивале, Евгений КУЛИК сообщил об этом друзьям с помощью сэлфи.
«Выбор» пал на Путина Ольга ЗЫРЯНОВА, 10 сентября 2014
Начинающий режиссёр из Екатеринбурга Евгений КУЛИК снял фильм о Президенте и стал одним из победителей международного фестиваля
Переводчик с кошачьего Интернет-спецкор, 29 июля 2014
ВЕЛИКОБРИТАНИЯ. Британец, называющий себя Кэтменом, начинает взаимодействие с животными с подмигивания.
Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.




Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF