В поисках «ковчега»

Певица Ольга Арефьева вспоминает город своей юности Елена ЗАГОРОДНЯЯ, 28 апреля 2016

Большой город хранит множество историй. Не все из них расцвечены радужными красками. Певица Ольга АРЕФЬЕВА прожила в уральской столице 7 лет. «Не самых лёгких!» — добавляет она, погружаясь в воспоминания. Учёба, попытки найти друзей в незнакомом городе, первые заработанные деньги, первые мечты и первые неудачи. Столько всего сплелось в один клубок. И всё же... «И всё же мне удалось замечательно выжить», — лицо певицы озаряется улыбкой. На прогулку с «Вечёркой» она отправляется с лёгким сердцем. Ольга любит гулять. А город — что ж, именно он когда-то и сделал из хрупкой студентки настоящего бойца. Стал её первым «ковчегом».

Крыша над головой

Когда в середине 80-х Ольга приехала в Свердловск учиться, у неё поначалу даже не было крыши над головой. «Места в общежитии давали лишь тем, кто мог представить справку, подтверждающую, что доход на члена семьи не превышает 30 с чем-то рублей, — вспоминает певица. — У меня такой справки не было, и я сняла угол у одной бабушки-коммунистки. Это был именно угол — жила в одной комнате с бабусей. И пешком ходила на лекции». Уже потом Ольге, как активной участнице университетской самодеятельности, выделили койку в общежитии. На улице Большакова, 71, в одной комнате с двумя девочками-монголками. «Я даже помню, одну звали Байгалмаа», — улыбается Арефьева.

В то время даже общежитская койка была для будущей певицы важным пристанищем. Однако даже таким скромным уютом Ольга наслаждалась недолго. После второго курса Арефьева неожиданно для многих покинула стены госуниверситета — чтобы стать студенткой музыкального училища имени Чайковского. И, конечно, сразу потеряла место в общежитии. Снова началось скитание по углам и снятым комнатам, житьё у знакомых. «Иногда меня преследовало чувство непрерывного, невыносимого одиночества и бездомности. Помню, как ходила по улицам и со страшной тоской смотрела на горящие окна и думала: почему у этих людей есть дом, а у меня нет?..» Однако судьба подкинула неожиданный шанс. Подруга предложила Ольге заменить её на время отъезда — в течение месяца вести группу аэробики. А что? В то время направление было очень модным. Быстро освоив необходимые азы, студентка начала нести аэробику в массы. А вскоре создала уже собственную группу на базе ДК Горького, принадлежавшего строителям, который был расположен по соседству с музыкальным училищем. Несколько шагов — и ты с места учёбы попадаешь к месту работы! «Никакая реклама не была нужна! — вспоминает Ольга. — Достаточно было повесить рукописную бумажку, и сразу набиралась группа желающих!». Так у студентки появились первые доходы, новые знакомства, а потом и место в общежитии строителей, которое на несколько лет стало для Арефьевой домом.

Фото: Екатерина ПЕРМЯКОВА.

К знакомому двору, расположенному всё на той же улице Большакова, на задворках бывших касс «Аэрофлота», певица пришла не задумываясь: ноги помнят старый маршрут. Правда, здание за минувшие годы успело поменять прежний вид, став пристанищем для многочисленных арендаторов. Старые окна «оделись» в пластиковые пакеты. Впрочем, там, на четвёртом этаже, где когда-то размещалась комната певицы, до сих пор сохранились щелястые деревянные рамы. «Холодильника поначалу не было, продукты вывешивали за форточку, а синички их подъедали, так что все наши припасы были покусанными и исклёванными», — с улыбкой рассказывает Ольга. Надо сказать, некоторые обитатели верхних этажей до сих пор сохранили подобную привычку — за одним из окошек мы разглядели сумку с продуктами.

В том же комплексе зданий раньше располагалась библиотека. «В разделе иностранной поэзии я, кажется, была единственным читателем, —  вспоминает певица. — Именно поглощая эти книжечки, я научилась стихосложению. Многие свои первые песни я написала на переводные стихи из этой библиотеки». Слева к общежитию пристроен спортивный зал. Всё это было ведомственным, в 80-е, принадлежало домостроительному комбинату. В этом зале Ольга тоже вела тренировки — но позже, когда перебралась сюда из ДК Горького. И снова работа оказалась по соседству — буквально за соседней дверью.

— Жалко, в бывший ДК Горького нас не пустят, — посетовала певица. — Несколько лет назад мы пытались туда попасть, да только там какие-то арендаторы, после восьми всё закрыто!

И всё же... Тяжёлые двери подались — и мы оказались внутри. Дворца культуры действительно нет уже много лет. Однако, став пристанищем офисов, учреждение мало изменило своё внутреннее убранство. Широкая лестница с деревянными перилами — по таким кататься одно удовольствие. Прохлада просторного фойе. Огромное зеркало, которое наверняка помнит немало былых историй. Выкрашенные белой краской двери с табличкой «Вход в зал». А за ними...

Фото: Екатерина ПЕРМЯКОВА.

Нет, в зал мы попасть не смогли. Но Ольга помнит всё, как сейчас. Просторное помещение, паркетный пол, невысокая сцена: с неё-то певица и показывала упражнения. На занятия к ней приходили только девушки. Брали всех — требовалась лишь справка от врача, да и та была не больше чем формальностью.

— Но главная фишка была в музыке! — рассказывает певица. — К этому вопросу я подошла очень старательно. Я записала на магнитофонную катушку потрясающую подборку. Собрать её мне помог знакомый любитель пластинок, который постоянно ездил меняться «пластами» на Шувакиш. Музыка была очень модная по тем временам, и я составила очень классную последовательность из произведений. Так что мы на занятиях, можно сказать, заслушивались!..

Учитель и ученица

Ну, конечно, музыка! Только она и заставляла сердце Ольги по-настоящему биться. Именно она стала для певицы настоящим «ковчегом» в бурлящем море чужого мегаполиса. Надо ли сомневаться, что все дороги приведут нас сюда, где Ольга Арефьева провела 4 самых важных года своей юности. «Чайник» — его и 30 лет назад так в шутку именовала учащаяся молодёжь. Серое здание с широким крыльцом, из окон которого льётся музыка.

Нам повезло, повезло по-настоящему. У артистов был всего час между поездом и саундчеком. И Ольга совершила всего лишь один звонок — по хорошо знакомому телефону. Она звонила любимому учителю.

Валерий Борисович ГУРЕВИЧ и тогда, в 80-е был, персоной легендарной. Попасть к нему было настоящей удачей. Сегодня он по праву может считаться мэтром уральской школы вокального искусства. В училище имени Чайковского он бывает далеко не каждый день. Однако линии вероятностей вновь сплелись в единственно верный узор. Валерий Борисович ответил на звонок — и вскоре уже спешил на крыльцо, навстречу любимой воспитаннице.

— Искренне могу сказать, Оля одна из моих лучших и самых любимых учениц, — признался он позже во время короткого интервью.

Но сначала были тёплые объятия — и, конечно, экскурсия по альма-матер, где Ольга не была уже много лет. Оглядываясь по сторонам, она отыскивала знакомые места: «Лестницу помню, а вот фойе выглядело иначе…» Впрочем, тогда, в 80-е годы, всё было другим. Занятия проходили в старом здании, куда попасть можно было напрямую с улицы Первомайской. Сейчас даже дверь, ведущая в корпус, не сохранилась. Позже, обойдя дом, мы смогли разглядеть её очертания на кирпичной стене.

Отыскать кабинет, где проходили занятия, Ольга и Валерий Борисович тоже не смогли. Пройдя по запутанным коридорам в старый корпус, пытались восстановить хронологию событий. Реконструкция, ремонты — кабинет на четвёртом этаже, где прошли студенческие годы Ольги Арефьевой, возможно, и вовсе не сохранился. Но вот запах — запах остался прежним. И старые зеркала — здесь их тоже сохранилось несколько в фойе цокольного этажа. А в одном из переходов обнаружился громадный бюст, явно ещё советского периода. После краткого спора (РУБИНШТЕЙН? БЕТХОВЕН?) было решено устроить совместную фотосессию возле этого обломка доперестроечной эпохи.

Фото: Екатерина ПЕРМЯКОВА.

Но, конечно, визит не был бы полным, если бы ограничился простой прогулкой по этажам. Валерий Борисович гостеприимно распахнул двери одного из учебных классов: «Милости просим в мой класс». И Ольга не задумываясь подошла к роялю, как прилежная ученица. Смеётся: «Я по привычке встаю на знакомое место». Гуревич опустился на стул, коснулся клавиш: «Ну, что ж, давай посмотрим!» И начался урок! Серия кратких упражнений для голоса, восходящие и нисходящие октавы. «Хэлло-о-о, Доллии-и», — старательно повторяла Ольга вслед за своим учителем, в то время как он задавал тональность короткими аккордами. Пара поправок — ерунда, ещё один повтор — и вот всё звучит как надо.

Ольга опускается рядом с мэтром на соседний стул. Разговор вполголоса: об общих знакомых — этот уехал, этого уже и нет с нами, а этот сейчас большой музыкант, руководитель оркестра, член жюри музыкальных конкурсов. Когда-то Ольга и сама была подающей надежды конкурсанткой: в 87-м, будучи студенткой музыкального училища, она отправилась на знаменитый вокальный конкурс в Юрмале. «Мы тогда ночи не спали, смотрели трансляцию, болели за Олечку», — поделился воспоминаниями Гуревич. А певица призналась, что недавно отыскала видеозаписи давнего фестивального выступления: «Раритет! Но я там выгляжу настоящим гадким утёнком!»

Вспоминая годы учёбы, Ольга отмечает, что уже тогда выделялась из общей массы студентов: «Я всегда ходила одетой незнамо как — в самосшитой из старых джинсов жилетке, увешанной колокольчиками, которые звенели при каждом шаге. В том числе так заявлялась на занятия к Валерию Борисовичу. Но он никогда не делал мне замечаний!»

...Из училища мы вышли вместе: Валерий Борисович спешил на другую работу, в Театр музыкальной комедии, там у него тоже подрастают ученики. Двигаясь по залитой солнцем улице Карла Либкнехта, певица вспоминала, как часто в своё время ходила этой дорогой.

— С театром музыкальной комедии у меня связана одна несостоявшаяся история, — рассказывает Ольга. — Я была студенткой училища им. Чайковского, когда в музкомедии решили поставить передовое по тем временам произведение — оперу «Иисус Христос — суперзвезда». И меня пригласили играть Марию Магдалину! По этому поводу я очень неплохо знаю эту оперу, её основные партии. Я даже успела сходить на несколько репетиций... Но вся эта история закончилась ничем. Начальство прикрыло смелую инициативу. И ничего не случилось. Этого куска в жизни моей не произошло. И мне очень жаль! Если бы постановка случилась тогда, это был бы для меня феерический и фантастический опыт. То, о чём я горячо мечтала. Да ещё и с таким прекрасным материалом...

Машина времени

Центр города — здесь с каждым зданием у Ольги связаны какие-то давние истории. Вот бывший гастроном на улице Толмачёва — на втором этаже здесь размещался большой кафетерий: «Это было замечательное место. Там можно было очень быстро и очень дёшево поесть, и даже вполне вкусно». Для студенческой братии подобные заведения всегда были наперечёт. «Помню стоячие круглые столики, стаканы кофе и бутерброды, которые продавщицы кафетерия метали на прилавок с огромной скоростью. Молочные коктейли очень вкусные. А ещё пышки! В форме бубликов с сахарной пудрой!»

А здание Главпочтамта, расположенное по соседству, вызывает у Ольги совсем иные эмоции.

— Помню, как я долго ждала письмо до востребования. Оно должно было прийти, и вот я всё ходила, ходила, проверяла, не пришло ли оно. Это было связано с сердечной историей... И, представьте, однажды я его получила. Это было чудо какое-то. Но отпечаток от той истории остался почему-то несколько тягостный. Продолжение не было особо счастливым.

Здесь же, неподалёку, на ул. Толмачёва, 5 в своё время располагался деревянный домик-развалюшка с печным отоплением, в подвале которого обитал легендарный дворник-художник старик Б.У.Кашкин и его творческая тусовка. «Я ходила туда, помогала разрисовывать досочки, подпевала его шаманским-скоморошьим песням. А потом, когда «картинников» пригласили на череповецкий фестиваль рок-акустики, поехала с ними. Это был в какой-то степени поворотный момент судьбы. Букашкинцы играли-гремели в перерывах фестивального концерта в фойе на малой сцене. И мне великодушно позволили между общими камланиями-частушками спеть сольно две своих песни. Организаторы фестиваля внезапно впечатлились и включили мой небольшой выход в основную программу. Сейчас моё имя перечисляют среди звёзд, которые там выступали — Юрий НАУМОВ, Янка ДЯГИЛЕВА, Майк НАУМЕНКО. Но на самом деле я была ничем и никем, и никто меня туда не приглашал. Зато потом, вернувшись под впечатлением от увиденного и услышанного, я организовала подобный фестиваль дома — «Свердловск-акустика». Оказывается, он остался в памяти участников и зрителей как первый фестиваль такого рода и своего рода историческое событие».

В финале прогулки Ольга предложила дойти до университета. В главном здании, что на Ленина, певица училась только на подготовительных курсах для поступающих: сам её физический факультет размещался в другом корпусе, на Куйбышева. Однако именно это здание — старое, величественное, с паркетом, отделанное мрамором, с вечно царящей внутри прохладой — запомнилось певице со студенческих времён. Здесь размещалась приёмная комиссия, и юная абитуриентка, только приехавшая в большой город из Верхней Салды, сразу потерялась в гулких коридорах. Тогда здание казалось невероятно большим.

— Почему-то мне помнилось, что оно было выше, — задумчиво оглядела Ольга знакомые с юности стены.

Широкое крыльцо, массивные колонны, тяжёлые двери. Певица потянула за ручку — как и прежде, чтобы распахнуть створку, нужно приложить немалые усилия: «Восхищаюсь этими дверями! Они такие настоящие!»

Как оказалось, главный корпус университета до сих пор снится певице:

— Как будто я очнулась в будущем, в маленькой скрытой комнатке, и выхожу наружу по ступенькам между этими колоннами. Или, может быть, в прошлом? Или вообще в другом, соседнем мире? И я понимаю, что это здание присутствует сразу в нескольких временах и служит своеобразным местом перехода. Мне необходимо скрываться под видом обычной прохожей и не показывать своё происхождение. У меня есть какая-то миссия, и при этом мне грозит некая опасность...

Будь у Ольги Арефьевой и правда возможность очутиться рядом с машиной времени — воспользовалась бы она ею, чтобы вернуться в прошлое? Кажется, ей намного легче ходить по улицам сегодняшнего Екатеринбурга, не погружаясь в воспоминания.

— Город поменялся абсолютно. И во мне всё поменялось, — говорит певица. — Можно сказать, что, только приехав сюда, я вспоминаю, что это и есть тот город, с которым у меня столько связано. При моей профессии мне очень часто приходится встречаться и прощаться. С городами и местами. Со зрителями и новыми знакомыми в разных городах, с воспоминаниями. Я не имею права ни к чему прикипать! Екатеринбург, Свердловск — это одно из прощаний. До него было прощание с Верхней Салдой. И они — из самых важных.

Досье

ОЛЬГА АРЕФЬЕВА — российская певица, музыкант, поэт, создатель и лидер группы «Ковчег». Родилась 21 сентября 1966 года в городе Верхняя Салда Свердловской области. В 1983 году переехала в Свердловск, поступила на физический факультет Уральского государственного университета. Через два года поступила в Свердловское музыкальное училище им. Чайковского по классу эстрадного вокала, после чего оставила университет. Её учителем был известный педагог Валерий Борисович ГУРЕВИЧ. В 1987 году стала лауреатом всесоюзного конкурса «Юрмала-87». Параллельно с учёбой давала уроки аэробики. С 1990 года живёт в Москве, где создала группу «Ковчег», вместе с которой выпустила 18 альбомов. На счету Ольги Арефьевой также 4 книги, в том числе 2 книги одностиший.



Новости по теме

АнЮтино детство Содержит Видео Содержит Фото Родной город до сих пор дарит певице вдохновение Елена ЗАГОРОДНЯЯ, 31 марта 2016
Нелюбовь к детскому саду певица пронесла через годы.
На деревню к Данису Содержит Видео Содержит Фото Финалист «Битвы экстрасенсов» прогулялся с ВЕ по улице своего детства Елена ЗАГОРОДНЯЯ, 1 марта 2016
Здесь, на перекрёстке Циолковского и Серова, всё так же дымят старенькие печурки.
Комментарии (1):
Автор: Валентина Канухина, 30 апреля 2016 10:43 Очень интересная статья, спасибо!
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.




Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF