11 декабря 2017, понедельник, 19:55

Запатентованные иностранцы

Виктор ТОЛСТЕНКО, 16 декабря 2014
Фото: архив редакции.

С 1 января 2015 года в России отменяется квотирование иностранной рабочей силы — это когда Правительство РФ утверждало каждому региону по его заявке квоты на привлечение на рабочие места иностранцев (в Свердловской области последние годы квота составляет порядка 4 тысяч трудовых мигрантов) — и вводятся в относительно свободный оборот патенты. Их пожелавший работать в РФ иностранец должен купить.

Пишу «относительно свободный оборот» потому, что в подписанном Президентом Федеральном законе Российской Федерации от 24 ноября 2014 г. N 357-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» есть новелла о том, что хотя в приобретении патента законопослушному иностранцу отказать вроде как невозможно, однако если прогноз социально-экономического развития РФ либо какого-либо субъекта РФ не позволяет привлечь иностранную рабочую силу без того, чтобы не вызвать всплеск безработицы среди соотечественников, то выдача патентов на какое-то время может быть приостановлена. Либо может сложиться ситуация, когда иностранцы хотели бы купить патент на какой-либо вид работ, а в этой сфере опять же напряжение рынка труда, и тогда тоже может последовать общий для этой сферы — в рамках РФ либо региона — запретна продажу патентов.

Ну, например, как пишет официальная пресса, уже разработано постановление Правительства, которое ограничивает приток трудовых мигрантов в торговлю, строительство, транспорт, спорт, овощеводство. Впрочем, справедливости ради следует сказать, что ограничение это сугубо формальное — этот тезис звучал на заседании Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (РТК), ибо, скажем, сегодня в вышеуказанных сферах в процентном соотношении к нашим соотечественникам работает значительно меньше мигрантов, чем будет разрешено. И профсоюзы, например, боятся, что патентная система только спровоцирует всплеск притока туда мигрантов (например, в строительстве и на транспорте: сейчас там мигрантов примерно 7—10% от общего числа работников, а правительственный проект предполагает возможность иметь «не более 50%» штата).

С другой стороны, впервые вводятся нормы численности мигрантов в торговле пивом и сигаретами (не более 15% от численности работников фирмы) и в деятельности в области спорта (не более 25%).

Спор, в общем-то, объясняется тем, что проект постановления был подготовлен ещё до принятия закона о патентах, поэтому в нём ещё содержится квота в 1,4 миллиона человек (по РФ), ну и логично, что на заседании РТК рекомендовано документ доработать — уже с учётом новых реалий.

Но каковы же эти реалии? Что конкретно меняется для иностранных работников и их российских работодателей?

Для иностранцев, которые работают у физических лиц (няни, садовники etc), меняется вроде немногое — здесь патентная система, как известно, действует с июля 2010 года, — но существенное.

А именно: наряду с патентом необходимо теперь приобрести полис медицинского страхования, сертификат о владении русским языком и основами российской истории и культуры, сдать отпечатки пальцев, получить справку об отсутствии инфекционных заболеваний и т. д.

Принципиально всё меняется для тех, кто устраивается на работу к юридическим лицам.

Всё, что перечислено выше в отношении патентов на работу у физических лиц, надо также выполнить. Но при этом надо помнить, что срок патента не превышает 12 месяцев, а значит, требуется так договариваться с работодателем, чтобы можно было продлить срок патента — а это во многом зависит ведь как раз от социально-экономической обстановки и производственно-инвестиционных планов предприятия, организации. Сложность и в том, что продлить патент ещё на срок до 12 месяцев без выезда из РФ можно только один раз — далее будет действовать правило обязательного выезда и снова въезда, и приобретения нового патента и всех сопутствующих документов.

Соответственно, и у работодателя должно быть понимание, каковы горизонты развития его предприятия. Как долго он планирует использовать иностранную рабочую силу.

Понятно, что сложностью для большинства иностранцев, прибывающих к нам из безвизового пространства, окажется стоимость услуг и документов — тех самых медицинской страховки, медицинской справки, сертификата, плюс цена самого патента. Ещё не работали — даже первой получки не было — а уже следует за всё заплатить! Причём в разных субъектах РФ стоимость патента и услуг различна, и цены надо загодя узнавать. И, кстати, патент действует только в пределах одного субъекта РФ: переехал в другой субъект Федерации — всё по новому кругу…

Как мне кажется, порядок с нелегальной трудовой миграцией посредством нового закона можно навести; другой вопрос — а не появятся ли на рынке вместо официальных «белых» так называемые «серые» патенты и, соответственно, все справки к ним?

Ведь мы знаем из сообщений официальных источников, что до 40 % рынка труда в РФ — это «серые» рабочие места с зарплатой в «конвертах». Во всяком случае, вице-премьер РФ Ольга ГОЛОДЕЦ называла цифру в 38 миллионов россиян, которые находятся в неофициальном рынке труда — Роструд, правда, говорит о 14—19 миллионах, но всё равно это много.

А теперь поразмышляем. Если раньше (до конца этого года) действовал принцип квот, и заявляли эти квоты, естественно, официально оформленные юридические лица (правда, как они платили гастарбайтерам — как и работникам-россиянам, вопрос, так до конца и не исследованный ни ФМС, ни ФНС), то патент может открыть ещё более широкие ворота для притока иностранцев.

Либо если действовать строго по закону, то патентованные иностранцы вполне способны обелить наш серый рынок труда. Потому что при желании проверить иностранца, где тот работает, труда не составит — соответственно, куда проворней и влёгкую можно увидеть картину труда на том или ином предприятии и в организации.

Белый патент — белые справки — белая зарплата — и полный НДФЛ! Мечта!

Да-да, теперь иностранцу самому следует, если он хочет работать после первых 12 месяцев, сначала уплатить НДФЛ со своего предполагаемого заработка! Переплатит — вернут, а недоплатит — начислят сверху.

И интересная может случиться картина: на предприятии иностранные работники зарабатывают сполна — работодатель будет на них подстраховываться! — а отечественные работники — часть официально, часть в конвертах, как всегда?

Но я, наверное, слишком хорошо думаю о миграционной и налоговой службах…

Ибо вопреки мнению законодателей, что новый механизм, мол, поможет упростить устройство приезжих на работу, независимые эксперты уверены, что число нелегальных рабочих только вырастет — патентная система отпугнёт приезжих.

По данным ФМС, в России порядка 12 миллионов трудовых мигрантов. Из них 4,2 миллиона — в группе риска: это легальные приезжие, которые не смогли своевременно выехать из нашей страны или не сообщили об этом в миграционный орган.

Но данные Федерации мигрантов России свидетельствуют, что на территории РФ находятся от 15 до 17 миллионов мигрантов. При этом официально по системе квотирования работают 1,7 миллиона человек, ещё порядка 700 тысяч, которые уже получили патенты, значит, примерно 80 % всех находящихся в России трудовых мигрантов — нелегалы!

Вспомните, выше мы говорили, что на 2015 год планировали квоту в 1,4 миллиона иностранцев для работы в РФ. А по данным ФМС, численность иностранных граждан, имевших действующее разрешение на работу, в III квартале 2014 года составила чуть более 1 миллиона человек. По факту же выходит, их чуть не в 15 раз больше трудится в РФ?! И каждые четверо из пяти — это «серые» гастарбайтеры, от которых ни бюджету, ни социальным фондам никакого прибытку!

Но захочет ли вся эта армия легализоваться? Платить за патент, за справки-страховки, отчислять НДФЛ?

Социально-экономическая ситуация в РФ такова, что существует риск ухода в тень и ранее законопослушных предпринимателей, мы стоим перед лицом как минимум стагнации российской экономики, безработица может вырасти и среди россиян, а значит, с дополнительной рабсилой из-за рубежа напряжение будет на рынке труда ещё выше. И тут уж следует проявить истинный патриотизм, в первую очередь сохранять рабочие места для соотечественников, а не гнаться за прибылью за счёт эксплуатации дешёвого труда мигрантов. В том, что он дешевле труда наших соотечественников, надеюсь, доказывать не надо, иначе отчего это в некоторых сферах сплошь мигранты?!

Огромную роль в упорядочении рынка отечественного труда в разрезе возможности найма запатентованной рабсилы иностранцев обязаны сыграть органы власти субъектов Федерации.

Во-первых, от их анализа ситуации и компетентности решений зависит выдача разрешений на патенты либо их ограничение. Во-вторых, именно они, власти субъектов РФ, обязаны определить, кто будет выдавать мигрантам всевозможные справки, полис дополнительного медицинского страхования (ДМС), где мигранты будут лечиться, проходить обследования, лечебную профилактику. И это не так просто, как кажется: у нас поликлиники и больницы рассчитаны по числу проживающих в микрорайонах городов и в районах-городах и сверены с нашими полисами ОМС, а здесь на тот же врачебный и фельдшерско-санитарный штат ещё и граждане других государств со своими полисами ДМС...

Кстати, и работодатель должен, заключая договор с таким патентованным на труд иностранцем, указать, что: а) обязан оказывать гастарбайтеру первичную медико-санитарную помощь (в смысле — оплачивать её) либо: б) заключить договор с медицинской организацией о том, что она будет лечить его работника-мигранта в случае необходимости. О том гласит уже откорректированный закон, касающийся обеспечения граждан в период их временной нетрудоспособности — у россиян и гастарбайтеров теперь практически одинаковые условия.

Но есть ещё один вопрос — насколько квалифицированная иностранная рабочая сила.

Даже вопрос стоит не так: насколько мы в России умеем использовать иностранную рабочую силу с пользой для экономики и социального развития?

По данным недавнего исследования, проведённого профессором кафедры управления человеческими ресурсами НИУ «Высшая школа экономики» Еленой ВАРШАВСКОЙ и замдиректора Института демографии НИУ ВШЭ Михаилом ДЕНИСЕНКО, треть (29,5%) мигрантов, бывших на родине руководителями, стали в России неквалифицированными рабочими, ещё четверть (26,6%) — работниками сферы обслуживания и торговли. Переехав на работу в Россию, свой статус сохранили лишь 13,3% руководителей и 7,2% специалистов высшей квалификации, говорят эксперты.

И в целом «на входе» мигрантов на российский рынок труда преобладает нисходящая квалификационная мобильность: снизили свой профессионально-должностной статус в общей сложности свыше 40% респондентов — то есть чуть не у каждого второго мигранта меняется не только статус, но и род занятий. Так, только каждому третьему гастарбайтеру (31,2%) удаётся найти работу в нашей стране в «родной» для него сфере.

Не слишком ли мы разбрасываемся трудовыми ресурсами, приглашая доцента вуза в штукатуры-маляры?

К слову, с введением тотального патентирования рынка иностранного труда невозможно устроиться на работу в ту сферу, которая не указана в патенте! Значит, инженер-конструктор если стал дворником — им и останется. Пока не приобретёт патент инженера-конструктора — при условии, если в регионе, куда он прибыл на житьё, таковые требуются…

А требуются ли они в других регионах — это бы должна показать какая-нибудь федеральная служба, но сколько я ни искал, так и не нашёл в Сети общефедерального списка требуемых в России в том либо другом регионе профессий и специальностей.

И это, кстати, одна из причин того, что мигранты в России устраиваются не по призванию и даже не по тому, что где-то есть много свободных вакансий, а по земляческому, национальному принципу, создаются диаспоры, что в свою очередь создаёт риски межнационального напряжения.

Перевести на патенты иностранную рабочую силу — это представляется мне самым лёгким во всей нашей политике в отношении трудовых мигрантов.

Боюсь, однако, что даже с патентной системой всё останется как есть — соотношение закона и реальности 1:15.

Изменить ситуацию можно будет, когда на рынке труда (с соотечественниками ли, иностранцами ли) будет превалировать не упование на то, что со сменой вывески изменится ситуация и внутри процесса, а когда проблема будет изучена в комплексе и ликвидация всей «серой» экономики как неприемлемого атавизма пойдёт сразу по всем направлениям.



Новости по теме

Конец «божественной» тайне? Виктор ТОЛСТЕНКО, 4 декабря 2014
Противоречивые сведения выдают социологические институты по поводу роста (падения) веры россиян в Бога.
Слишком толстые и ну очень тонкие Виктор ТОЛСТЕНКО, 29 ноября 2014
Оттого, что люди недоедают, мировая экономика теряет, а вот ожирение приносит человечеству убыток.
Важный вопрос — пресечение незаконной миграции.
Экстремизм и миграция на особом контроле Служба репортёров, 26 ноября 2014
Эксперты заслушали и обсудили вопросы о предпринимаемых мерах по пресечению незаконной миграции.
Мастерили подделки Служба репортёров, 21 ноября 2014
НИЖНИЙ ТАГИЛ. Китайцы изготовляли спортивную обувь, на которую клеили логотипы известных мировых брендов.
Надо же, думалось мне, на улице зима, рост доллара и пропажа пармезана, а им до неприличия весело.
Здравствуй, Екатеринбург! Михаил ХАЧАТУРЯН, 23 октября 2014
Теперь знаю главное, что делает Екатеринбург Екатеринбургом.
И русский выучу, чтоб дали в России работу Виктор ТОЛСТЕНКО, 3 сентября 2014
Тесты для мигрантов можно назвать не только налаживанием коммуникации приезжих и россиян, но и в известной мере способом расширения влияния России на окружающий мир.
Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.




Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF