23 июня 2018, суббота, 19:13

«Память» помогает учить и жить

Школьный музей расширяет экспозицию Мария ДЁМИНА, 26 февраля 2018
Музей — это прежде всего люди. Фото: Мария ДЁМИНА.

— Почему музей назван «Память»? — спросила я у учителя русского языка и литературы и хранительницы школьных раритетов Татьяны СОЛОМЕИНОЙ.

— Чтобы по-настоящему любить и ценить тот кусочек родной земли, на котором живёшь, надо знать его историю, — не задумываясь ответила она.

Татьяна Евгеньевна проработала в одной-единственной школе посёлка Широкая Речка Свердловска-Екатеринбурга 45 лет. Музей собирала по крупицам, и каких только материалов и экспонатов здесь нет! Во-первых, по истории самой школы № 25, которую сегодня прозвали в народе «путинской». Ведь она (новинка последних лет!) под одной крышей объединяет школьников и дошкольников, да и по оснащённости отвечает самым высоким требованиям образовательного процесса. Во-вторых, музей знакомит с прошлым и настоящим посёлка и, конечно, с людьми, его строившими и прославившими.

К сожалению, многие документы, находившиеся в архиве посёлкообразующего Широкореченского торфопредприятия, погибли во время пожара в 1990-е годы, но зато вовремя были записаны воспоминания учителей-ветеранов и старожилов. А ещё Татьяна Евгеньевна из года в год собирала утюги, книги, рушники, стулья, которые впоследствии составили этнографический раздел музейной экспозиции.

2 Новая 25 школа прозванная в народе путинскойНовая 25-я школа, прозванная в народе «путинской». Фото: Мария ДЁМИНА.

В 2001 году праздновали 70-летие школы. Тогда-то и была организована в учительской первая выставка. На ней всего-то и было несколько немудрёных старинных предметов да сохранившиеся в директорском кабинете альбомы с фотографиями бывших учеников. Которые, к слову, и сейчас не забывают свою альма-матер — нет-нет да и привозят «подарки». Тем более что вокруг идёт интенсивное строительство новых микрорайонов, а в домах, идущих на снос, попадаются настоящие раритеты. В создании уникального школьного музея всегда участвовали и участвуют многие и многие люди.

3 Первое здание широкореченской школы построенно в 1932 годуПервое здание широкореченской школы, построенное в 1932 году. Фото: музей.

В 2004-м у музея появилась своя комната, а в 2007-м он прошёл лицензирование и стал назваться «Память». Сейчас вместе с директором школы Наталией МЕЗЕНЦЕВОЙ, тоже человеком неравнодушным, для экспонатов выбрали обширное помещение на третьем этаже нового здания, в блоке начальных классов. Места стало в разы больше, поэтому нужны будут и новые решения по организации пространства, и новые витрины, и новые экспонаты.

5 Первое сентября 1958 годаПервое сентября 1958 года. Фото: музей.

А вот одним из первых в своё время стал подарок из рук простой женщины — Любови Максимовны ТРОФИМОВОЙ (ПРОКОФЬЕВОЙ). С военного времени жила она на Широкой Речке, и знали её все, потому что было у неё двенадцать детей, что даже по тем временам считалось как минимум необычным. Была Любовь Максимовна глубоко верующим человеком, только к концу жизни почти потеряла зрение и уже не могла читать «Часовники», которые привезла во время Великой Отечественной войны с родной Тамбовщины. Через внучек передала она раритетные книги в школьный музей. Одна из них была издана при императоре Николае I, а возраст другой был установлен только после тщательного обследования. Оказалось, что напечатана она ещё при царе Алексее Михайловиче, который правил с 1645 по 1676 годы. Потом круг времени сузился, так как, рассматривая книгу, ученики увидели слово «Исус». Значит, книга выпущена ещё до раскола церкви, то есть до 1665 года.

Совсем другого свойства экспонаты, олицетворяющие время, но иначе, нежели конкретные вещи той или иной эпохи. Вот, скажем, лапти. Да, самые обычные лапти. План ГОЭЛРО и индустриализация во многом изменили жизнь страны и нашего города. В послереволюционной программе социалистической индустриализации Свердловску предназначалось особое место. Строящимся заводам требовалась электроэнергия, а отсюда и активное использование торфа. Жизнь торфорабочих была тяжёлой: общий барак, невозможность просушить одежду, скудная еда, отсутствие даже элементарных условий. Матрасы, к слову, выдавались только ударникам. Обследовавшая в 1933 году бараки на торфяниках комиссия приняла ряд решений: от установки в бараках умывальников до обеспечения достаточным количеством лампочек (тогда же на Широкой Речке появилось электричество). А ещё комиссия постановила выдавать лесорубам лапти и тёплые обмотки. Так что лапти — один из символов 1920—30-х годов.

А когда 22 июня 1941 года на участке «Медный» узнали о начале войны, начальник участка СУХАНОВ созвал митинг, в конце которого призвал рабочих идти добровольцами на фронт. Разошлись по баракам, а через полчаса почти все молодые мужчины, недавно приехавшие из Мордовии, Башкирии, Татарии и плохо говорившие по-русски, собрались у конторы с котомками за плечами. На ногах у многих были всё те же лапти.

«Так и пошли пешком неровным строем в Верх-Исетский военкомат, — вспоминал один из старожилов. — Через какое-то время пришла похоронка на Суханова, а кто тех парней считал, кто о них помнил? Так и сгинули…»

Тут же, в музейной экспозиции, есть место и кирзовым сапогам. Кирзачам, как их в народе называли. В 2013 году здесь был открыт своеобразный «Памятник кирзовым сапогам», в которых Россия проходила полвека. Сапоги, находящиеся в музее, принадлежали достойному человеку, Ивану Степановичу СТРЕЛОВУ, участнику Великой Отечественной войны, рабочему Верх-Исетского завода. В первые дни войны интендантские службы столкнулись с проблемой: во что обувать бойцов? Родину тогда спас Кировский кожевенный завод, начавший выпускать кирзачи. Материал быстро обрёл неслыханную популярность, а обувь из него в короткий срок приобрела статус национальной. До того такой востребованностью и всенародной любовью в России пользовалась лишь телогрейка.

 урок от Татьяны СоломеинойМузейный урок от Татьяны СОЛОМЕИНОЙ. Фото: музей.

Если говорить об истории посёлка, то с конца 1920-х годов началось активное заселение Широкой Речки, формировалось поселение торфоразработчиков — семь участков по добыче торфа, комендатура и сплошные бараки спецпереселенцев. По данным областного комендантского отдела, Уралторфсоюз привлёк к работе 8 517 спецпереселенцев. В посёлках по две недели могли не выдавать продукты, дети и нетрудоспособное население на «довольствие» и вовсе не ставились. Многие рабочие не выходили на торфяники за неимением обуви, лютовали цинга и тиф, но медицинских пунктов не было. Как не было и школ.

Школа в посёлке появилась только в 1931 году. Открылась она в одном из бараков на Втором участке. В ней работали две учительницы, училось около шестидесяти ребят. Через год на Третьем участке было выстроено школьное здание, просуществовавшее 36 лет. Было оно неблагоустроенным, с печным отоплением. Занимались ребята в две смены, в параллели — два-три класса, в каждом из которых насчитывалось около 40 учащихся. Школа была семилетней.

К этнографическим относится и экспозиция «Комната 1950-х годов». Это было время, когда страна возвратилась к мирной жизни, в семьях появился малый достаток, возникло стремление украсить жизнь. Много вышивок — салфетки, скатерти, дорожки и целые картины. На этажерке книги, по которым учились, которые читали в середине прошлого века. Здесь же корыто и стиральная доска. Корыто знаменитое, как говорит Татьяна Евгеньевна, ведь это «раскрученный бренд», знак времени.

Один, казалась бы, незатейливый предмет может приоткрыть завесу тайны целого мира наших предков. Скажем, диван орехового дерева (1897 года), китайский веер, привезённый бывшими эмигрантами из Харбина, пластмассовая шкатулка с изображением Волго-Донского канала или чашка с изображением ПУШКИНА, выпущенная к столетию со дня смерти поэта.

А главное: история — это судьбы. Скажем, Лидия Кирилловна ШЕВЧЕНКО-ИВАНОВА работала в 25-й школе учительницей начальных классов с 1943 по 1976 годы. На склоне лет написала три рукописные книги, в которых рассказала о своей семье. Сначала она давала их читать своим ученикам, а потом передала в музей. Или другой абсолютно раритетный экспонат — «Дневник директора школы». Екатерина Николаевна ЛИХАНОВА, бывшая директором в военные и послевоенные годы, записывала в свой рабочий дневник решения педсоветов, итоги посещения уроков в различных классах, хлопоты по привозу дров в школу. Но значительная часть дневника — это вопросы, связанные с воспитанием учеников, заботой о них. Она была строгим директором, но её дневники проникнуты вниманием к каждому ребёнку, ведь она знала всех учеников и за всех переживала.

Ещё один интересный штрих к портрету времени — листок, на котором записаны фамилии учеников, сдавших деньги на танковую колонну «Уралец». Да, не все могли принести деньги. И в списке мы видим слова: «шарф», «рубаха», «кальсоны». Не зря говорится, что русский последнюю рубаху с себя снимет, а тут даже последние штаны отдавали! Всё это непридуманные истории жизни людей, посёлка, школы и… всей страны.

Говоря о войне, нельзя не упомянуть и о Герое Советского Союза Василии ФЕОФАНОВЕ, имя которого в 2015 году было присвоено и самой 25-й школе. Тогда же, в год 70-летия Великой Победы, в школе прошла акция «Прадеды и правнуки». Шутка ли — трое широкореченцев брали Берлин, а на Рейхстаге даже надпись была: «ШАХОВ из Свердловска». В акции использовали фото прадеда и фото правнука. Например, Илья Егорович АРХИПОВ благодарности от самого СТАЛИНА имел, а над Юркой Архиповым-сорванцом подтрунивали учителя: «У нашего Архипова такой вид, будто сам Берлин брал».

В 2015 году собрали материал человек на двадцать прославившихся широкореченцев. Сейчас Татьяна Евгеньевна подумывает акцию продолжить и к 9 Мая заказать новые портреты и написать новые истории. А ещё хорошо бы дорогу у новой школы облагородить — посадить именную аллею в честь прадедов-героев.

  

Прямая речь

Из воспоминаний самой Татьяны Соломеиной:

— В августе 1971 года я, выпускница филологического факультета УрГУ, получив в районо направление в школу № 25, ехала на Широкую Речку, где никогда до тех пор не бывала. Помню гулкие коридоры, в которых ещё попахивало краской. Помню умные глаза Анны Александровны НОВИКОВОЙ, тогдашнего директора школы. Она не выразила неудовольствия от того, что вместо опытного специалиста к ней пришла молоденькая учительница, и определила мне нагрузку, которую я тоже до сих пор помню: уроки литературы и русского в 4б, 9а, 9б, в 10-м выпускном классе, а также классное руководство в 4б…

...Прекрасно помню свой первый класс: двенадцать спокойных девочек и восемнадцать мальчиков, из которых лишь троих можно было назвать более или менее спокойными. Поразило обилие прозвищ: Банан, Крокодил, Лебедь, Князь, Тыквин, Куча и совершенно непонятное, но аппетитное Колбас. Попыталась узнать о происхождении такого необычного прозвища, но Толя, пожав плечами, сказал: «А нас всех так зовут». Оказалось, что это было «родовое» прозвище. Валентина Михайловна ЛЕБЕДЕВА, учитель русского языка и старожил Широкой Речки, объяснила, что в голодные послевоенные годы Толин дядя стащил в магазине палку колбасы…

…Вспоминая те давние годы, понимаю, как много значили для моего учительского становления мои коллеги. Например, Раиса Петровна ПОДОЛЯК, завуч, учитель физики и математики, человек, на котором и держалась школа… Или учителя, которые были основой школы в 1970—80-е годы. Многих из них уже нет в живых. Они не были отмечены званиями и наградами, но остались в памяти учеников. Вспоминаю последний юбилей. Перед учительскими фотографиями стоит шестидесятилетний мужчина, сам уже дедушка, и, не скрывая слёз, приговаривает: «Антонина Ивановна, моя первая, моя любимая учительница». Это об Антонине Ивановне САМСОНОВОЙ, учительнице начальных классов…

…А наши семейные школьные пары. Галина Михайловна и Анатолий Васильевич ПРОНИНЫ, учительница начальных классов и преподаватель рисования и столярного дела. Оба вышли из крестьянской среды, но сколько в них было интеллигентности! Анатолия Васильевича взяли в армию в апреле 1941 года, вскоре после свадьбы. Он служил в районе Бреста и в первые дни войны оказался в плену. Четыре страшных года лагерей, а после освобождения — советские фильтрационные пункты. Лишь в ноябре 1945 года вернулся Анатолий Васильевич домой и узнал, что есть у него дочка, которой исполнилось уже 4 года. И всё это время, ничего не ведая о судьбе мужа, ждала его молоденькая Галина Михайловна — Феврония двадцатого века…

А наши директора…

Когда меня спрашивают, почему я осталась работать в 25-й школе, а не пошла в городскую, я говорю, что здесь были прекрасные люди. Сейчас я учу уже внуков моих первых учеников. Недавно одна родственница сказала мне: «Вы счастливая. Вы работали не только чтобы заработать деньги, вы любили свою работу». Не знаю, счастливая я или нет, но честно прожила свою жизнь и ничего не забыла: приятные моменты, трудности, неудачи, огорчения, тех, кто приносил мне радость, моих учеников. Помню всех, и это даёт мне силы!



Новости по теме

Пока жив музей Юрий УТКОВ, 31 июля 2013
Есть в екатеринбургской средней школе № 74 музей, размещённый в одной из классных комнат на втором этаже.
Четыре века. Чему они нас научили? Содержит Фото Выставка в краеведческом музее посвящена российско-германскому сотрудничеству на Урале Лия ГИНЦЕЛЬ, 7 августа 2012
Год начался в июне. Необычный год — год Германии в России и России в Германии. И концепция с нашей стороны предполагала, что до января активничать будут лишь Москва и Санкт-Петербург. Потом же постепенно станут подключаться регионы...
Комментарии (0)
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться.




Вы можете приобрести любую ранее издававшуюся полосу в формате PDF