Меню

Архив
«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 
28 февраль 2019 13:56Чтиво

Жизнь под напряжением

27 февраля исполнилось бы 90 лет одному из видных уральских ученых-железнодорожников –
Леониду Григорьевичу Кощееву.


В каком-то смысле его судьба была определена уже при рождении: родители работают на железной дороге, жила семья там, где постоянно слышны были паровозные гудки. Учеба в железнодорожной школе. Потом техникум – и незачем уточнять, какой.
В 1948 году он начинает трудовой путь с монтера контактной сети. Затем был «упийский» период.  Затем был энергофак института, перевод на созданный в 1952 году радиотехнический факультет. Окончив его в первом выпуске, Кощеев остается работать на кафедре радиосистем, позднее становится главным конструктором Учебно-производственного факультета.
Радиотехника тогда была «инновацией», делом абсолютно новым и развивавшимся невероятными темпами. Стране отчаянно не хватало специалистов в этой области. Вот и возникла идея привлекать людей к реальной работе еще до получения ими диплома. Что и происходило на УПК, где студенты и аспиранты занимались наукоемкими разработками по конкретным заказам предприятий.
Подавляющее большинство выпускников радиофака тогда уходило на оборонные предприятия, благо недостатка в вакансиях не было: КБ и заводы по производству ракет, радиолокаторов, авионики, систем связи ширились и множились. Кощеев, однако, выбрал другую стезю. Он вернулся к электричеству низких частот и высоких напряжений. К электричеству как источнику энергии.
 А затем возвратился и на железную дорогу. Весной 1965 года он устроился в Центральный научно-исследовательский институт Министерства путей сообщения (позднее переименован во Всесоюзный НИИ железнодорожного транспорта). Покинет он его только в 1996 году, в возрасте 67 лет.
Железная дорога не уповала на производителей электровозов и энергооборудования, сама занималась исследованиями и разработками в этой области, модернизируя, улучшая то, что ей поставляют. Причем работы велись не только в Москве, а по всей стране. В том числе в Свердловске – крупнейшем железнодорожном узле СССР и всего материка.
Инверторы, преобразователи… Задача была «простой»: сделать локомотивы надежней, мощней – чтобы они могли таскать через Уральские горы составы всё длинней.
Стихией Кощеева на десятилетия стало изобретательство. Сегодня запатентовать можно практически любое техническое решение – ведь за патент нужно платить собственные деньги. Так что хозяин барин, что хочешь, то и патентуй. В советские времена правила игры были абсолютно другими: государство выдавало заявителю «авторское свидетельство», лишь досконально удостоверившись в том, что внедрение данной новинки может принести положительный эффект – и что это действительно является новинкой, причем в общемировом масштабе.
Так что получить «авторское свидетельство» было очень сложно. Люди гордились двумя-тремя свидетельствами. Десяток был достижением невообразимым. У Кощеева их было более ста пятидесяти. И в итоге был удостоен звания «Почетный изобретатель РСФСР». Но главной наградой ему и его коллегам, наверное, являлось то, что советские железные дороги, в отличие от многих других отраслей народного хозяйства страны, полностью справлялись со своими задачами.
Конец его работе положили перемены в стране. В 1990-х ведомственная наука стремительно усыхала. Из ВНИИЖТа его уволили по сокращению штатов. Спустя четыре года он устроился на «Уралэнергоцветмет», но и тот спустя пять лет стал «сокращаться». Без работы человек, всю жизнь работавший до девяти часов вечера и без выходных, жить не смог. Всего через несколько недель после увольнения он слег с тяжелейшей болезнью, после которой так уже и не оправился.


Автор: Лев Кощеев

Печать